«Лес мертв без лесоруба». О причинах лесных пожаров в Республике Бурятия


pozhary-v-buryatii

Лесные пожары в России происходят с неизменной закономерностью. С начала мая этого года в 77 субъектах РФ уже начался пожароопасный сезон, в 35 введен особый противопожарный режим. В Бурятии тайга полыхает с середины апреля, на всей территории республики введен режим ЧС. С начала весны огнем уже уничтожено более 81 тысячи гектаров леса. Несмотря на все усилия властей по борьбе с огненной стихией из года в год ситуация с лесными пожарами только усугубляется. Леса в России и в Бурятии горят ежегодно. В чем же причина? Причины – это и природные особенности, и антропогенный фактор. Природные особенности – мы лесная страна, больше 60% территории России покрыто лесом, в Бурятии — больше 83%. И как это ни парадоксально звучит, но лес нужно эксплуатировать. «Лес мертв без лесоруба» — утверждает профессор Д.М.Хомяков зав.кафедрой факультета почвоведения МГУ. Лес это ресурс, который требует к себе рационального отношения, древесину надо вырубать в разумных пределах. Если мы ухаживаем за лесом, проводим санитарные рубки, рубки ухода, вырубаем расчетную лесосеку, вывозим древесину, т.е. бережно и рационально эксплуатируем то богатство, которое нам дала природа, то тогда возможность возникновения лесных пожаров минимальна.
Если в лесу есть сухостой в результате болезней леса, инфекций, то эта древесина аккумулируется в лесу, высыхает и становится причиной возникновения пожаров. К тому же очаги инфекции перекидываются на другие участки и поражают здоровый лес. Это хорошо видно на примере подмосковных лесов, пораженных короедом-типографом. Нужно проводить санитарные рубки – убирать больную древесину. Природой обусловлено так, чтобы лес рос здоровым — он должен периодически обновлять свою биомассу древостоя. Если мы не ухаживаем за лесом, то за нас это делает огонь. Это естественный природный процесс обновления. Если мы ухаживаем за лесом, то помогаем ему возобновляться и происходит так называемая лесная сукцессия. Если человек не ухаживает за лесом, то велика вероятность возникновения ЧС в виде пожаров.
К сожалению, сейчас мы вырубаем больше чем нужно там, где мы можем это сделать, и абсолютно не вырубаем там, где это нужно вырубить. Лес вырубается в транспортно-доступных районах, в том числе и нелегально. А там где труднодоступные, горные местности, сложные климатические условия, плохие дороги или их полное отсутствие, там древесина не вырубается. Арендатору просто не выгодно туда заходить, потому, что невозможно эксплуатировать эти ресурсы и там высока вероятность пожаров, что мы и видим в настоящее время — леса горят в отдаленных труднодоступных районах.
Если не будет комплексного и взвешенного решения на уровне федерального законодательства и правительства, то данная проблема не будет решена. К сожалению после того, как были внесены изменения в Лесной Кодекс численность лесничих, работников лесной охраны значительно уменьшилась, на местах ощущается кадровый голод. В лесничествах попросту не хватает людей для слежения за ситуацией и борьбы с пожарами. Согласно Лесного Кодекса на арендуемых участках лесопользователи должны вести рациональную лесохозяйственную деятельность, в том числе проводить противопожарные и лесовосстановительные работы, но погоня за прибылью превалирует и средств на противопожарные охранные мероприятия у них попросту не находится.
К антропогенному фактору необходимо отнести весенние отжиги травы — сельхозпалы. Есть неправильное представление о том, что если поджечь прошлогоднюю траву или стерню, то это обновит почву, удобрит её, уничтожит семена сорняков. К сожалению, это глубокое устойчивое заблуждение, потому что огонь губителен для органического вещества почв, для всей почвенной микро- и макрофлоры, он мало уничтожает семена сорняков, но зато те питательные элементы, особенно азот и фосфор, которые содержатся в плодородном слое в результате пирогенного воздействия улетучиваются в атмосферу, теряются безвозвратно с продуктами горения. К сожалению, практика сельхозпалов не искоренена полностью, несмотря на все запреты и административные санкции.
Особо надо отметить торфяные пожары. Горят торфяники в Кабанском районе, которые были в свое время нерационально осушены, а теперь торфяные почвы просто напросто выгорают до песчаной основы и вместо плодородных сельхозугодий мы получаем пирогенные ландшафты. Образуется рукотворная пустыня на месте прекрасных водно-болотных угодий, которые питали малые реки, сохраняли водный баланс прибайкальской территории, давали самое главное — аккумулированную влагу, которая использовалась в аграрном комплексе и питала иные ландшафты.
Что нам делать? Ответ только один — если мы не будем ухаживать за нашим богатством – лесом и сельхозугодиями, бережно к ним относится, то мы очень скоро его утратим. Давайте будем хозяевами на своей земле!

Марина Андреева
почвовед, кандидат биологических наук

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *